Дедова фляжка

фляжка

…Каждый раз, когда я собираюсь покупать очередной подарок на 23 февраля своему супругу, вспоминаю историю, которую несколько десятков лет назад рассказал мой дедушка за семейным столом. Мы тогда отмечали, кажется, 50-летие Великой Победы, и дедушка был особо растроган и откровенен.

Он, вернувшийся с войны без особых ранений, хотя и прошагал всю страну, что называется, вдоль и поперек, не любил вспоминать страшные военные годы. Мы достаточно мало знали о том, что ему пришлось пережить, потому что он твердил лишь одно «пусть больше никогда не будет войны!». Но в тот праздничный вечер, видимо, решил посвятить нас в свою тайну, касающуюся его чудесного спасения из окружения.

…Бой в тот палящий летний день под Печорами выдался жаркий во всех смыслах: немцы нещадно обстреливали небольшой полк, в котором воевал дед, с неба и с хорошо укрепленных рубежей. Положение русских военных было отчаянным, если не сказать больше — безысходным.

Да, именно безысходность сквозила в каждом, с усилием сделанном движении красноармейцев и отчетливо читалась в их взглядах. Никто не надеялся на прорыв из кольца, в которое их взяли немцы.

А дед, как назло, потерял свою фляжку. В то злое время вопросов, где заказать фляжку, не возникало: ими снабжало солдат государство, выдавая перед отправкой на фронт каждому, в числе других частей обмундирования.

И вот в какой-то из палящих июльских дней, предшествовавших тому ужасному бою, фляга деда куда-то подевалась. А пить хочется — хоть глаза закрывай и помирай. Сильнее, чем вырваться из окружения, пить хотелось.

«Что ж это такое, — воскликнул дедушка, — воин я советский или бедуин, погибающий под безжалостными лучами солнца?!» И загадал он тогда, что если сейчас соберет волю в кулак и забудет про жажду во имя спасения земли русской, то спасется он тогда, даже если после прорыва суждено умереть от обезвоживания.

Сжал зубы, взял покрепче пулеметную ленту и усилием воли прогнал мысли о собственных страданиях. «Что потом происходило, — рассказывал дедушка, — трудно логически объяснить. Вот только как будто дрогнул неприятель, и русским военным полегче стало». А к вечеру, когда уже почти совсем прорвались, видит дед, старец какой-то к ним к окопу ковыляет. Откуда он взялся — непонятно. Поравнялся неизвестный путник с окопом, где сидел дедушка, и запрыгнул в него.

«Есть у меня, — говорит, для тебя фляжка в подарок, ты знаешь, за что», — и протягивает изумленному деду неказистую флягу, холодную на ощупь. Не успел мой опешивший родственник пробормотать слова благодарности, как удивительный старец исчез, словно его и не было. Только подарок его остался в дедушкиной руке.

Места те, где бой шел, с древними святынями были. Что ж, загляну и я, пожалуй, в магазин фляжек: выберу супругу в подарок самую красивую.